Джеймс Боллард. Сад времени




Ближе к вечеру, когда обширная тень виллы Палладин (Палладин - защита, опора, оплот, щит...) заполнила террасу, каунт Аксель (Каунт (англ.) - граф неанглийского происхождения) покинул библиотеку и по широким ступеням лестницы в стиле рококо спустился к цветам времени. Высокая величественная фигура в черном бархатном камзоле; борода делает его похожим на Георга Пятого, под ней блестит зо­лотая заколка для галстука, рука в белой пер­чатке крепко сжимает трость,- он созерцал прелест­ные кристальные цветы без всяких эмоций, вслу­шиваясь невольно в звучание клавикордов. Его же­на играла в музыкальной комнате рондо Моцар­та, и эхо мелодии вибрировало в полупрозрач­ных лепестках.
Сад начинался у террасы, простирался почтина две сотни ярдов и обрывался у миниатюрного озерца, рассекаемого на две части белым мостом. На противоположном берегу виден был стройный павильон. Аксель в своих прогулках ред­ко добирался до озера - большинство цветов вре­мени росло близко к террасе, в маленькой ро­щице, упрятанной в тени высокой стены, окру­жавшей поместье. С террасы он мог смотреть вовне, на лежащую за стеной равнину - обшир­ное, открытое пространство вспученной земли, уходящее гигантскими волнами до самого гори­зонта, у которого равнина слегка поднималась вверх перед тем, как окончательно скрыться из виду. Равнина окружала дом со всех сторон, ее унылая, однообразная пустота подчеркивала уединенность и притягательное великолепие виллы. Здесь, в саду, воздух казался светлее, а солнце теплее, тогда как равнина была всегда тусклой и чуждой.
Как обычно, перед началом вечерней прогулки Каунт Аксель какое-то время вглядывался в прост­ранство у линии горизонта, где приподнятый край равнины был ярко освещен исчезающим солнцем, словно отдаленная театральная сцена. Под звуки грациозно перезванивающей мелодии Моцарта, вы­плывавшей из-под нежных рук его жены, Аксель смотрел, как из-за горизонта медленно выдвигаются вперед передовые части огромной армии. На пер­вый взгляд казалось, что длинные ряды шли упорядоченным строем, но при внимательномрассмотрении армия, подобно неясным деталям пей­зажей Гойи, распадалась на отдельных людей, и становилось ясно, что это просто сброд. Там были и мужчины, и женщины, кое-где попадались солда­ты в оборванных мундирах. Все это скопище выдавливалось из-за горизонта на равнину сплошным, неудержимым валом. Некоторые, с грубыми хомута­ми на шеях, волокли за собой тяжелые грузы, другие надрывно толкали громоздкие деревянные повозки - их руки перекрещивались на спицах медленно ворочающихся колес, иные тащились сами посебе, но все равно неудержимо двигались в одном направлении, и согнутые их спины были освеще­ны заходящим солнцем.
Наступающая масса находилась почти на гра­нице видимости, однако Аксель, глядевший невозмути­мо, но зорко, отметил, что она заметно прибли­зилась. Авангард этих несметных полчищ просматри­вался уже ниже горизонта. Под конец, когда днев­ной свет начал исчезать, передняя кромка сплош­ного людского моря достигла гребня первого вала ниже линии горизонта. Аксель сошел с террасы и оказался среди цветов времени.
Цветы достигали высоты около шести футов, их стройные, как бы отлитые из стекла стебли венчались дюжиной листьев, некогда прозрачные мутовки застыли, пронизанные окаменевшими про­жилками.

На верхушке каждого стебля распускался цветок времени, размером с хрустальный бокал. Непроз­рачные внешние лепестки заключали в себе кри­сталлическую сердцевину цветка. Бриллиантовое свер­кание цветов играло тысячами оттенков, кристаллы, казалось, впитали в себя из воздуха свет и жи­вую подвижность. Когда вечерний ветерок слегка раскачивал цветы, их стебли вспыхивали, как огненные дротики.

На многих стеблях цветов уже не было, но Аксель внимательно осмотрел все, отмечая среди них подающие надежду на появление новых бутонов. Подконец он выбрал большой цветок, растущий близ стены, и, сняв перчатку, сорвал его сильными паль­цами.
Пока он возвращался на террасу, цветок в его ладони начал искриться и таять - свет, заточенный в сердцевине, вырывался на свободу. Постепенно кристалл растворился, только внешние лепестки оста­лись нетронутыми, и воздух вокруг Акселя стал ярким и живительным, заряженным быстрыми лучи­ками, которые вспыхивали и уносились прочь, пронзая предзакатную мглу. Странная перемена мгновенно преобразила вечер, неуловимо изменив структуру пространства-времени. Темный налет веков сошел с портика здания, и портик сиял необы­чайной белизной, как будто его кто-то внезапно вспомнил во сне. Подняв голову, Аксель снова пристально вглядывался в пространство за стеной. Только самая дальняя кромка пустоши была за­лита солнцем, а огромные полчища, которые перед этим прошли почти четверть пути через равнину, теперь отступили за горизонт, все скопище было внезапно отброшено назад во времени, и казалось, что это уже навсегда.
Цветок в руке Акселя сжался до размеров стеклян­ного наперстка, лепестки его судорожно корчились и съеживались вокруг исчезающего ядра. Слабые искор­ки мерцали и угасали в сердцевине. Аксель чувст­вовал, что цветок тает в его руке, как ледя­ная капелька росы.
Сумерки опустились на здание, длинными тенями протянулись через равнину. Горизонт слился с небом. Клавикорды молчали, и цветы времени, не вибрируя больше в такт музыке, стояли неподвижным, окаменелым лесом.
Несколько минут Аксель смотрел на них, пе­ресчитывая оставшиеся цветы, потом обернулся и приветствовал жену, шедшую к нему по террасе. Ее парчовое вечернее платье шелестело по украшен­ным орнаментом плитам.
"Прекрасный вечер, Аксель". Она произнесла это с чувством, как будто благодарила мужа за обширную замысловатую тень на газонах и за чудесную вечернюю свежесть. Ее тонкое лицо было спокойно, ее волосы, зачесанные назад и перехва­ченные ювелирной работы заколкой, были тронуты се­ребром. Она носила платья с глубоким декольте, открывавшим длинную, стройную шею и высокий подбородок. Аксель глядел на нее с влюбленной гордостью. Он подал ей руку, и они вместе спусти­лись по ступеням в сад.
"Один из самых длинных вечеров за лето", со­гласился Аксель и добавил: "Я сорвал отличный цветок, дорогая моя, настоящее сокровище. Если нам повезет, его хватит на несколько дней". Он не­вольно нахмурился и бросил взгляд на стену. "Каж­дый раз они все ближе и ближе".

Жена ободряюще улыбнулась и крепче сжала его руку.

Оба они знали, что сад времени умирает.
Спустя три вечера, как он примерно и рас­считывал (хотя все же раньше срока, на который он в тайне надеялся), каунт Аксель сорвал еще один цветок в саду времени.
Перед этим, как всегда, он смотрел через стену и видел, что приближающиеся орды заполнили дальнюю половину равнины, разлившись от горизонта сплош­ной монолитной массой. Ему показалось даже, что он слышит низкие отрывистые звуки голосов, долетающих сквозь пустое пространство, зловещий, мрачный ропот, перемежающийся воплями и угро­жающими криками, но он быстро внушил себе, что все это лишь плод разыгравшегося воображе­ния. К счастью, его жена сидела за клавикор­дами, и богатый контрапунктами узор баховской фуги легкими каскадами проносился над террасой, заглу­шая все другие звуки.
Равнина между домом и горизонтом была поделе­на на четыре огромных вала, гребень каждого из них был ясно видим в косых лучах солнца. Аксель в свое время дал себе обещание никогда их не пересчитывать, но число было слишком мало, чтобы остаться неведомым, особенно когда оно столь очевидно отмечало продвижение наступающей армии.
В этот вечер передовые ряды прошли первый гребень и были уже достаточно близко ко второму. Основная масса этого исполинского скопища поджи­мала сзади, скрывая под собою гребень, а еще более гигантские полчища возникали из-за горизонта. Обве­дя глазами пространство, Аксель смог нагляд­но убедиться в несметной численности армии. То, что он поначалу принял за основную силу, было на самом деле небольшим авангардом, одним легионом из тьмы подобных ему, пересекающих равнину. Настоящая армия еще даже не появилась, но Аксель, оценив площадь, покрытую людским морем, решил, что когда она наконец займет равнину, то покроет каждый квадратный фут поверхности.
Аксель разыскивал глазами какие-либо экипажи или машины, но все было как всегда аморфно и нескоординировано. Не было ни знамен, ни флагов, ни хоругвей, ни копьеносцев.
Внезапно, как раз перед тем, как Аксель повернул назад, передние ряды скопища показались на вершине второго гребня, и толпа хлынула на равнину. Аксель был поражен расстоянием, которое она покрыла за невероятно короткое время, пока нахо­дилась вне поля зрения. Теперь фигуры были ясноразличимы и увеличились вдвое.
Аксель быстро спустился с террасы, выбрал в саду цветок и сорвал его. Когда цветок излучил весь накопленный свет, он вернулся на террасу. Сжавшийся цветок на его ладони походил на ледяную жемчужи­ну. Он посмотрел на равнину и с облегчением увидел, что армия снова очутилась у горизонта. Затем он сообразил, что горизонт был гораздо ближе, чем раньше, и то, что он принял за го­ризонт, было на самом деле самым дальним гребнем.
Когда он присоединился к каунтессе во время традиционной вечерней прогулки, то ничего ей не сказал, но она разглядела его тревогу, скрытую под маской напускной беззаботности, и делала всевозможное, чтобы ее рассеять.
Сходя по ступеням, она указала на сад времени. "Какой чудесный вид, Аксель. Здесь все еще так много цветов".
Аксель кивнул, внутренне горько усмехаясь этой попытке жены ободрить его. Этим "все еще" онa выдала свое собственное бессознательное предчувст­вне конца. Из многих сотен цветов, растущих не­когда в саду, оставалось фактически около дюжины, причем большинство из них были еще бутонами - только три или четыре расцвели полностью. По пути к озеру, рассеянно вслушиваясь в шуршание платья каунтессы по прохладной траве, он пытался решить - сорвать ли сначала большие цветы или приберечь их на конец. Логично было бы дать маленьким цветам дополнительное время на рост и созревание. Однако он подумал, что это не имеет особого значения. Сад скоро умрет, а меньшим цве­там, чтобы накопить достаточно энергии во времен­ных кристаллах, все равно потребуется гораздо боль­ше времени, чем он может дать. За всю своюжизнь он ни разу не получил хотя бы малейшего доказательства, что цветы растут. Большие всегда были зрелыми, а среди бутонов не замечалось да­же малейшего признака развития.
Проходя мостом, они с женой смотрели вниз на свои отражения в спокойной черной воде. Защищенный с одной стороны павильоном, а сдругой - высокой садовой оградой, Аксель почувство­вал себя спокойно и уверенно.
"Аксель,- сказала его жена с внезапной серьез­ностью,- перед тем, как сад умрет... можно, я сорву последний цветок?"
Поняв ее просьбу, он медленно кивнул.
В последующие вечера он срывал оставшиеся цветы один за другим, оставив одинокий маленький бутон, росший чуть пониже террасы, для жены. Он рвал цветы беспорядочно, не пытаясь как-то распре­делять или рассчитывать, срывая, если было нужно, по два-три маленьких бутона за раз. Надвигающаяся орда достигала уже второго и третьего гребней - исполинское человеческое скопище, запятнавшее горизонт. С террасы Аксель мог ясно видеть растянувшиеся ковыляющие шеренги, втягивающиесяв пустое пространство по направлению к послед­нему гребню. Временами до него долетал звук голосов, гневные выкрики и щелканье бичей. Деревянные повозки переваливались с боку на бок на своих вихляющих колесах, возницы с трудом управ­ляли их движением. Насколько понимал Аксель, никто в толпе не сознавал направления всеобще­го движения. Просто каждый слепо тащился впе­ред, ориентируясь на пятки впереди идущего; этот совокупный компас был единственным, что объединя­ло весь этот сброд.
Хоть это было и бессмысленно, но Аксель на­деялся, что главные силы, находящиеся далеко за горизонтом, может быть, обойдут виллу стороной, и что если протянуть время, то постепенно все пол­чища сменят направление движения, обогнут виллу и схлынут с равнины, как отступающий прилив.
В последний вечер, когда он сорвал цветок времени, сброд из передних шеренг уже карабкался на третий гребень. Поджидая каунтессу, Аксельглядел на оставшиеся два цветка - два небольших бутона, которые подарят им на следующий вечернесколько минут. Стеклянные стволы мертвых цветов выглядели по-прежнему крепко, но сад уже потерял свое цветение.
Все следующее утро Аксель провел в библиоте­ке, запечатывая самые ценные манускрипты в застекленные шкафы, стоящие между галереями.
К вечеру, когда солнце садилось за домом, оба были усталые и в пыли. За весь день они не сказали друг другу ни слова. Лишь когда жена направилась к музыкальной комнате, Аксель остановил ее.
"Сегодня вечером мы сорвем цветы вместе, доро­гая,- сказал он ровным голосом,- по одному накаждого".
Он бросил короткий, но внимательный взгляд настену. Они уже могли слышать не далее чем в по­лумиле от себя грозный, угрюмый рев оборванной армии, звон и щелканье бичей: кольцо вокруг виллы сжималось.
Аксель быстро сорвал свой цветок - бутончик, похожий на мелкий сапфир. Как только он мягко замерцал, шум, долетавший извне, мгновенно затих, затем снова начал набирать силу.
Стараясь не замечать его, Аксель разглядывал виллу, взор его остановился на шести колоннах пор­тика, скользнул по лужайке. Аксель пристально смотрел на серебряную чашу озера, отражающую последний свет уходящего дня, на пробегающие меж высоких стволов тени. Он медлил отвести взглядот моста, на котором так много лет проводили они с женой прекрасные летние вечера...
"А к с е л ь!"
Рев приблизившейся к стене орды сотрясал воздух. Тысячи голосов завывали на расстоянии каких-либо двадцати-тридцати ярдов. Через стену перелетел камень и упал между цветов времени, сломав несколько хрупких стеблей. Каунтесса бежала кАкселю, а вся стена уже трещала под мощными ударами. Тяжелая плита, вращаясь и своем рассекая воздух, пронеслась над их головамии высадила одно из окон в музыкальной частидома.

"Аксель!" Он обнял ее и поправил сбившийся шел­ковый галстук. "Быстро, дорогая моя! Последнийцветок!"
Они спустились по ступеням и прошли в сад. Сжимая стебель тонкими пальцами, она аккуратно сорвала цветок и держала его, сложив ладони чашечкои.
На секунду рев слегка утих, и Аксель собрался с мыслями. В живом свете искрящегося цветкаон видел белые испуганные глаза жены. "Держи его, пока можешь, дорогая моя, пока не погаснет послед­няя искорка".
Они стояли, вернувшись на террасу, и каунтесса сжимала в ладони умирающий бриллиант, и сумерки смыкались вокруг них, а рев голосов вовне нара­стал и нарастал. Разъяренный сброд крушил уже тяжелые железные ворота, и вся вилла сотрясалась от ударов.
Когда последний отблеск света умчался прочь, каун­тесса подняла ладони вверх, как бы вьпуская невидимую птицу, затем, в последнем приступе отваги, подала руку мужу и улыбнулась ему улыбкой, яркой, как только что исчезнувший цветок.
"О, Аксель!" воскликнула она.
Словно тень хищиой птицы, на них упала тьма. С хриплой руганью первые ряды разъяренной тол­пы достигли низких, не выше колена, остатков стены, окружавших разрушенное поместье. Они перетащили через них свои повозки и поволокли даль­ше вдоль колеи, которая когда-то была богатоукрашенной подъездной аллеей для экипажей. Руины обширной виллы захлестывал нескончаемый людской прилив. На дне высохшего озера гнили стволы деревьев и ржавел старый мост. Буйно разросшиеся сорняки скрыли декоративные дорожки и резные каменные плиты.
Большая часть террасы была разрушена, и главный поток оборванного сброда тек, срезая угол, прямо че­рез газоны, мимо опустошенной виллы, но двое-трое самых любопытных карабкались поверху и исследовали внутренности пустого остова. Все двери были сорваны с петель, а полы сгнили и прова­лились. Из музыкальной комнаты давным-давно вы­тащили и порубили на дрова клавикорды, но в пыли валялось еще несколько клавишей. Все книги в библиотеке были сброшены с полок, холсты разорваны, а пол замусорен остатками по­золоченных рам.
Когда основная масса несметной орды достигла дома, то она хлынула через остатки стен уже повсему периметру. Теснясь в толчее и давке, сбивая друг друга с ног, сталкивая друг другав высохшее озеро, люди роились на террасе, поток тел продавливался сквозь дом, в направлении открытой двери северной стороны. Только один­ единственый участок противостоял бесконечной вол­не. Чуть пониже террасы, между рухнувшими балконами и разрушенной стеной, небольшой клочок земли занимали густые заросли крепкого терновника, кусты которого достигали в высоту шести футов. Листва и колючки образовывали сплошную непро­ницаемую и непреодолимую стену, и люди старались держаться от нее подальше, боязливо косясь на вплетенные в колючие ветви цветы белладонны. Большинство из них было слишком занято вы­сматриванием, куда бы поставить ногу при следующем шаге среди вывороченных каменных плит. Они не вглядывались в гущу зарослей терновника, где боко бок стояли две каменные статуи и смотрели из своего укрытия куда-то вдаль. Большая из фигур представляла изваяние бородатого мужчины в сюртуке с высоким воротником и с тростью вруке. Рядом с ним стояла женщина в длинном, дорогом платье. Ее тонкое, нежное лицо не тро­нули ни ветер, ни дождь. В левой руке она дер­жала одинокую розу, лепестки которой были так тщательно и тонко вырезаны, что казались прозрач­ными.
В миг, когда солнце сгинуло за домом, последний луч скользнул по разбитым вдребезги карнизами на секунду осветил розу, отразился от лепест­ков, бросил блики на статуи, высвечивая серый камень, так что какое-то неуловимое мгновениеего нельзя было отличить от живой плоти тех, кто послужил для статуй прототипом.
---------------------------------------------------------------
[x] Палладин - защита, опора, оплот, щит
Джеймс Боллард. Сад времени